В момент наибольшего обострения и национальной трагедии страна увидела, что президента и Верховного главнокомандующего в ней нет.

Итог вчерашнего дня. В момент наибольшего обострения и национальной трагедии страна увидела, что президента и Верховного главнокомандующего в ней нет. В прямом смысле. Президент более 16 часов «терміново вилітав» из Омана. Где он отсутствовал все это время, мы до сегодняшнего момента не знаем. И судя по всему, ему есть что скрывать. Чудовищные провалы информационной политики уже никого не удивляют. Они давно стали обыденностью. Команды у президента тоже нет. Решение об объявлении траура могло быть принято и подписано где угодно. На пляже в Омане, в пятизвездочном отеле стоимостью свыше 4 тысячи евро за ночь, наконец в самолете по пути в Украину. Но ничего этого не произошло. Члены «команды» молчали весь день, опасаясь потревожить покой гаранта. Эта реакция означает, что в пиковый трагический момент рассчитывать на своего Верховного главнокомандующего армия и страна не могут. Я даже не упоминаю, что президент оказался практически в эпицентре назревавшего военного конфликта и мог элементарно не суметь вернуться в течение неопределенного времени. Это уже громкий провал спецслужб, которые должны были в нормальной стране банально запретить ему отдых в таком взрывоопасном регионе. Совещание в ОП было нужно для всего для одного постановочного фото. Которое ничего не спасает и случившегося не изменит.

Автор: 
Тарас Березовец, политтехнолог